Образ будущего. 2024

Два соображения:

- скорость снижения себестоимости добычи сланцевой нефти за последние годы - $5/год. Сейчас добыча сланцевой нефти рентабельна при $50 за баррель. При этом не стоит забывать, что НПЗ США покупают сланцевую нефть на $5-10 дешевле биржевой цены, т.е. в реальности сланцевая нефтедобыча рентабельна при $40-45.

Даже если темпы удешевления себестоимости сланцевой нефтедобычи в 2018-2024 упадут вдвое и составят в среднем $2,50 в год, то в 2024 году добыча таковая будет рентабельна при биржевой цене в $35; в условиях избытка нефти на рынке и постепенного, но все ускоряющегося перехода мирового автопарка на электродвигатель это означает, что цена на нефть в 2024 году вряд ли будет значимо превосходить $35.

- с 2040 года крупнейшие страны Европы (Великобритания, Франция, Германия, Испания) запрещают продажи новых автомобилей на ДВС. Это означает что спрос на таковые, а значит и производство, начнет значимо сокращаться с 2030-2032гг.

Вопрос в том, что в 2020-2025гг. на основных авторынках мира будут дейстовать новые нормативы экономичности двигателя. В Китае и Японии новые нормы вступают в силу в 2020 году, в ЕС — в 2021, в США — с 2025 года.

Много ли найдется автоконцернов, которые сначала вложатся в автомобили на ДВС с серьезно пониженным расходом топлива, а всего через несколько лет повторно вложатся в перевод производства на электродвигатель?

С точки зрения бизнеса логичным выглядит решение совместить оба действия вкладываться сразу в переход на электромобили.

А это в свою очередь означает, что электромобилизация может наступить гораздо раньше чем предполагают - уже в середине "двадцатых", а не десятилетием позже.